Кто такой Максим Бодиков? Найти себя. Понять Себя. Принять себя.

Я часто даю своим клиентам задание выкопать какой-нибудь факт из своего далекого или не очень прошлого и проследить его влияние через всю жизнь до текущего момента. Это здорово помогает понять, что случайностей не бывает и все в жизни взаимосвязано. 

И то, что ты сейчас читаешь этот текст — тоже не случайность и целая цепочка событий привела к этому моменту. Хотя, если тебе больше нравится верить в случай, то пусть это будет он. 

Меня зовут Максим Бодиков, я практикующий психолог, коуч, тренер. Я помогаю женщинам перестать жить для других, понять, какие они есть на самом деле и начать жить в гармонии с миром и в мире с собой.

Также я работаю с корпоративными клиентами и семейными парами. Но, все эти сферы объединяет то, что я помогаю моим клиентам найти себя, понять себя, принять себя. 

И я решил выполнить то же задание, которое часто даю своим клиентам. Я вообще горжусь тем, что все техники, которые я использую в своей работе я испробовал на себе, а еще — многие из них я придумал сам. 

Я надеюсь, что эта история поможет мне самому глубже увидеть то, какой я есть и возможно, она сможет приблизить тебя к пониманию себя. 

Я всегда был хорошим мальчиком и меня часто ставили в пример. В пример сестрам, в пример в классе…

Но, если посмотреть пристально, то рядом с этой хорошестью и примерностью всегда стояло чувство вины или стыда, или разочарования, или обиды. 

Перед самой школой мы поехали с родителями в санаторий в Батуми. Меня сильно мутило в такси, шел ливень. Когда мы выскочили из машины потому, что мне стало совсем плохо, родители забыли в такси зонт. Мама выговаривала папе, что: “вот, ребенку плохо, а ты забыл зонт”. Выговаривала она папе, а чувствовал себя виноватым за это я. 

Я очень хотел, чтобы меня любили и ценили, и всячески пытался это заслужить. Тем, что был хорошим дома, в саду, в школе, в отношениях. Я все старался делать хорошо и правильно. 

Когда в первом классе я ходил в кружок кукольного театра, нас попросили сделать декорацию избушки для представления. Я сделал, и принес. И еще принесла девочка, которой помогала мама. Моя избушка была такая вся корявая, неумелая, некрасивая, а у нее она была такая красивая… 

Мне было стыдно и обидно, я даже не помню, показал ли я свою “декорацию”. Но помню, что больше я в этот кружок не ходил. 

А еще я помню, что с самого раннего детства я пытался заслужить любовь девочек. В саду я доедал кашу за девочку Олю. Я не любил кашу, но мне очень нравилась Оля и я старался быть хорошим и заслужить ее любовь. А ей нравился хулиган Лешка. 

В первом классе мне нравилась девочка Света и я тоже старался сделать что-то такое, чтобы заслужить ее любовь. НО, вместо этого она рассказывала мне, как ей нравится Дима с первого этажа. 

Мне хотелось быть хорошим, чтобы меня любили, быть исключительным и уникальным. Но так не получалось, я не знал как это сделать, поэтому искал себе примеры для подражания. 

Гораздо позже, уже когда я вел свою частную практику, я узнал, что такие примеры ищут и находят себе все. Кто-то из фильмов, кто-то из сказок, например из “Золушки”, кто-то хочет быть похожим на друга или подругу. 

В начальной школе у меня был лучший и единственный друг Илья. Когда нам было лет по 7 мы заработали с ним первые деньги. 

Мы сдавали в киоски, которые тогда только открылись, акцизные марки на сигареты и получали за это жвачку и чупа-чупсы. Была даже какая-то такса. Помню, как мне было страшно подходить к взрослым дядькам и спрашивать, не дадут ли они мне акцизную марку с сигарет. Тогда я понял, что если чего-то не умеешь, или не знаешь как — нужно найти человека, который знает и спросить у него. Мой друг знал, я учился у него. 

В пятом классе мы переехали из центра города в городской поселок, там я пошел в новую школу. Новых друзей у меня там не нашлось, но мне хотелось быть принятым и своим, поэтому я искренне искал друзей.

Искренней дружбы не получилось, но это помогло мне находить общий язык с людьми с разными интересами. 

Потом я сменил еще одну школу. Поскольку близких друзей у меня так и не появилось, то свое свободное время я проводил за книгами. Фантастика, фэнтези, другие миры… В какой-то момент я понял, что хочу писать книги. 

На самом деле я писал стихи и небольшие рассказы с тех пор, как мне исполнилось 9 лет. И с этого возраста я был уверен, что стану писателем.Но где учат на писателей я не знал.

Зато знал, что хочу написать книгу о шизофренике. И я подумал, чтобы об этом писать мне нужно хорошо в этом разбираться. А научить этому могли либо в медицинском университете, либо на специальности психология. 

Поскольку в медицине я себя не видел, то мой выбор пал на факультет психологии. И это удивительная причина. 

Многие люди идут в психологию для того, чтобы решить какие-то свои внутренние психологические проблемы. У них это с разной степенью успешности получается.

Но именно на отделениях психологии учится максимальное количество неадекватных, зашоренных, неуверенных в себе людей. К счастью они чаще всего, не могут и не хотят работать с людьми. 

И если бы все было так, как я себе запланировал то, скорее всего, в универе я был бы одним из этих странных психологов на своей волне, робким и застенчивым. 

НО, все пошло совсем не так. И это было совсем не случайно, все взаимосвязано, помнишь? 

Я почему-то был уверен, что школьных знаний мне хватит для того, чтобы поступить самостоятельно на бюджетную форму обучения. Платное я почему-то не рассматривал.

Мне казалось, что я не имею права просить у родителей, чтобы они оплачивали мне мою учебу. Я ведь был хорошим и правильным мальчиком, а просить оплатить учебу это ведь не правильно.

Когда наступило время вступительных экзаменов оказалось, что я готовился по прошлогодним пособиям. Что-то не выучил, что-то не понял.

После каждого экзамена я хотел забрать документы, потому-что понимал, что по конкурсу я не пройду.

Я звонил домой из таксофона, разговаривал с папой, а он находил правильные слова, и я шел на следующий экзамен, и на следующий, пока не сдал все. 

По баллам я не проходил никак. 

Но, когда проводилась встреча с абитуриентами в аудиторию вошел майор в военной форме и сказал, что с этого года в вузе открывается военный факультет и на нем будут готовить психологов для вооруженных сил. 

Учиться эти счастливчики будут на этом же факультете психологии у тех же преподавателей в общем потоке, только, в добавок ко всему, будут ходить в форме, служить в армии, жить в казарме, будут изучать военные дисциплины и по выпуску получат лейтенантские погоны и контракт на 5 лет службы в войсках. 

Я почти все это прослушал, но понял, что это мой единственный шанс учиться там, где я хочу. Набирали только парней. Когда я это услышал -поблагодарил вселенную за моего отца, который говорил: «сдавай до конца, девчонок на психологию поступает много, а ребят не хватает, может им мальчишки будут нужны в этом году».

За 3 дня я прошел медкомиссию в военкомате, собрал все справки и был зачислен на военный факультет. 

Такое ощущение, что все сложилось как-то само. Так случается достаточно часто, когда все как-то само, а потом приводит к удивительному результату. 

Неожиданно для себя я стал командиром отделения. Сначала был младшим сержантом, потом стал сержантом. Это значило, что для своих ребят я вдруг стал начальником. 

Благодаря этому мне пришлось научиться не только правильно ставить задачи и цели, но добиваться того, чтобы эти задачи выполняли, Не знаю, как по поводу лидерских качеств, но точно проявился стержень. 

Было две недели, когда со мной никто не разговаривал — решили устроить мне бойкот. Но я понимал, что есть кое-что во мне, что нельзя сломать. 

Через 2 недели ко мне пришли делегаты и попросили мира. Это дало мне понять, что чтобы заслужить уважение и авторитет нельзя отступать от своих принципов. 

И это одинаково работает, что в коллективах, в работе, в профессиональном сообществе и в межличностных отношениях. 

Там же в универе я познакомился с Леной, мы вместе учились.

Летом после первого курса мы стали очень близко общаться. Я влюбился, а она дала мне понять, что я просто хороший мальчик и дружба — это максимум на что я могу рассчитывать. 

И только, когда я разрешил себе быть собой, понял какой я на самом деле у нас начались отношения. А потом мы поженились. Правда все это случилось позже, уже после окончания университета. 

Зимой, когда я учился на 2-м курсе у меня внезапно умер папа. И я вдруг стал взрослым. В 19 это сложновато. Но накрыло меня несколько позднее.

Вообще этот период был временем переоценок и узнавания себя. 

Я впервые тогда ударил человека первым и случился мой первый, глобальный личностный кризис. Мой папа учил, что первым бить нельзя, можно только защищаться. А тут я бью первый — и кто я после этого? Я все еще хороший, или уже нет? Если хороший, то мои поступки не отражают меня? А если я не хороший, то почему у меня моральные терзания? 

А в сентябре в начале 3-го курса я понял, что такое депрессия. В смысле ощутил тогда, а понял, что это было позже. 

Если не вдаваться в подробности, то в это время меня бросила девушка, которую я ждал из штатов все лето, меня собирались отчислить из университета, я единственный со своего курса жил в казарме, а все мои пацаны жили уже в общежитии. Ну и осознание того, что отца больше нет догоняло. Мне не хотелось ничего, и ничто не приносило удовольствие. Я тогда, кажется, первый раз прогулял пары. 

А потом случился “БАЦ”, после которого все изменилось. 

И здорово, что я учился на психологии и смог отследить и понять, что же произошло.

В какой-то момент, где-то в середине сентября, я почувствовал счастье, понял что произошло и это состояние стало управляемым. 

Вообще до этого момента я был больше пессимистом. А с 19 лет, т.е. последние 15 лет у меня постоянно все хорошо. Это, скорее всего, основное, чему я учу своих клиентов — чувствовать себя счастливыми. И самое главное, что это не из книжек. 

А потом, я принял решение измениться. Я подумал, что очередная девушка бросает меня со словами, ты хороший. И я понял, что я не хочу быть хорошим парнем, которого бросают. Я хочу быть собой и чтобы со мной хотелось быть. 

На глубинные изменения себя ушло примерно 7 месяцев. Но, мне тогда было 20 и я много чего не умел. Сейчас подобных изменений мои клиенты достигают в 2-3 раза быстрее. 

После окончания университета я стал служить психологом полка, затем психологом бригады, а после старшим офицером-психологом в отделе авиационной психологии. Там я разобрался с тем, как показать, что ты важен и нужен. Что такое ответственность и самостоятельность и к каким проблемам приводит их нехватка. 

Там я впервые обучал солдат, а затем офицеров техникам релаксации и динамическим медитациям. Помню, как через пару дней после первого такого занятия ко мне подошел боец и сказал: “товарищ старший лейтенант, а есть еще какие-нибудь техники, а то у меня после того занятия бородавки с рук исчезли”. 

Это было такое ощущение, когда понимаешь, что в голове у каждого спрятана волшебная палочка, а большинство ею просто не пользуются. 

Пока я служил в армии у меня родились дочь и сын. Правда сын меня военным не помнит, потому, что через месяц после его рождения я уволился. 

Это случилось не в один миг. Я давно принял такое решение, просто понял, что я должен заниматься тем, что мне действительно нравится, а не жить так, как принято, как хотят другие, как стабильно… 

Первоначально, когда я задумался над увольнением я не думал, что буду заниматься психологией. Я же хотел быть писателем. Поэтому я решил, что к моменту увольнения напишу книгу, ее начнут покупать и вот — я писатель. 

И, поскольку я был молодой отец, то я решил написать книгу в формате дневниковых записей о том, что меняется в жизни мужчины, когда он становится отцом. По стилю было очень похоже на Е.Гришковца и только к концу книги начал прорисовываться мой собственный стиль. 

Жена все это беспощадно раскритиковала, поэтому я решил все это переписать в одном, в своем стиле никому не подражая. Получилась уже не художественная книга, а книга по психологии воспитания, она называется “Другой взгляд на воспитание. Практическое руководство”. 

Пока я писал эту книгу, ко мне пришло осознание, что я пишу ее как психолог, а не как литератор. 

Тогда же, как-то само собой стало выводить в сторону психологии отношений. У нас с женой спрашивали: «О, вы оба психологи! Это круто! А как часто вы ругаетесь?» А мы не ругались…

И когда говорили об этом, то нас просили научить как это так можно.

Когда я уволился я открыл частную практику и решил консультировать семейные пары. 

Работать с семьями мы начали еще когда я служил и консультировали вместе с женой. Но, когда время приближалось к родам стало понятно, что дальше придется делать это одному. 

А дальше были успехи и неудачи, бесконечный анализ своих действий, идеи, как и что можно улучшить. Например текст, который написан на нашем сайте уже претерпел больше 90 редакций. 

Ко мне приходили разные клиенты, с различными запросами, с различными ситуациями…И в каждой приходилось разбираться, расти, развиваться. 

Я не люблю монотонной работы, от нее мне становится скучно и я устаю. 

Я понял, что не хочу бесконечно разбираться в причинах проблем, с которыми ко мне приходят. Мне хотелось изменений в жизнях тех, кто ко мне приходил. Поэтому я пошел учиться коучингу. 

Коучинг — это такая проработка будущего, когда мы работаем с клиентом для того, чтобы мечты, желания и цели стали реальностью. Это почти как волшебство. 

Если честно, то когда я шел учиться, то понимал, что иду просто за сертификатом, что ничего нового я не узнаю. Но получил я гораздо-гораздо больше, чем просто сертификат.

Техники, знания — это все, конечно было, но я получил опыт проработки собственного будущего. Я получил работу на совершенно другом уровне глубины взаимодействия с клиентами. 

Благодаря этому обучению я наконец смог создать и провести тренинг, которым бредил несколько лет. Это был глубинный трансформационный тренинг, который назывался “Внутренний океан”.

Это были очень крутые 2 дня. Один из участников на финальной стадии сказал, что его вышибло из тела… кто-то сказал, что это было самое глубокое трансовое погружение в его жизни. Люди плакали и смеялись, получали инсайты и решения своих проблем. 

Но, самое ценное было другое.

После этого тренинга я понял с кем и с чем я хочу, и могу, и должен работать на смом деле. 

Найти себя, понять себя, принять себя. 

Почему это так важно для меня и почему я работаю именно с этим? 
У меня трое детей. И когда я смотрю на них, то случаются моменты, когда я могу видеть в их самую суть. Такое ощущение, что в какие-то моменты проявляется их настоящая душа. 

Сначала я думал, что мне нравится смотреть за ними просто потому, что это мои дети. 

Потом я подумал, что мне нравится смотреть за ними потому, что они проявляют какие-то качества, которых нет во мне смом. 

Но потом, я понял, что эти же качества, или какие-то из них, есть и у меня. Но есть у меня настоящего, а не того “хорошего мальчика” которого воспитывали с самого детства родители, общество, окружение. 

И тогда схлопнулся еще один момент. Все наше изменение, все наше развитие — это не приобретение новых качеств и способностей.

Это развитие тех проявлений, черт, способностей, которые были с нами с самого нашего детства, до тех пор, пока всякие ошибки, травмы, негативные переживания не начали их деформировать и перекраивать под то, чтобы быть хорошими и такими как все. 

И до того момента, пока эти качества проявляются у ребенка произвольно и спонтанно — он счастлив, все у него хорошо и он всем нравится, все его любят, умиляются. 

Подумай как часто ты залипаешь на видео с малышами в ленте? Они ведь умиляют! 

Но, как только ребенок начинает быть хорошим с точки зрения бабушек, дедушек, общества в целом — появляется первый зажим, уходит эта легкость и спонтанность, появляется какая-то лживость и неискренность. 

Такие дети начинают раздражать даже тогда, когда пытаются быть хорошими. 

Примерно то же самое происходит и со взрослыми, которые просто из кожи вон лезут, чтобы их любили, ценили уважали, а в ответ только раздражение и ценят их все меньше и меньше. 

Найти себя, понять себя, принять себя. 

Это еще один шаг к себе. 

Спасибо, что получилось осилить весь этот текст, мне приятно. Теперь ты знаешь меня немного лучше. 

Добавить комментарий

Войти с помощью: